Анти-«Пижма»

Год тому назад в работе "Версии экспедиции "Челюскин" мы пришли к однозначному выводу, что версия "Пижмы", второго корабля в составе экспедиции "Челюскина", является литературным вымыслом. На этом антипижмовский сюжет можно было бы закончить. Но продолжаются перепечатка работы Белимова и рассмотрение приведенных данных как исторических. Какой-то острослов как-то сказал, что если хочешь, чтобы тебе поверили, ври неправдоподобно. "Тайна экспедиции "Челюскина" написана с похожих позиций. Поэтому мы приведем еще несколько соображений, появившихся дополнительно за прошедший период. Эти сведения отчасти служат ответом на вопросы, указанные в конце прошлогодней публикации. Заметим, что все эти сведения - против версии "Пижмы".

Приведенные выше сведения из архивов судостроителя свидетельствуют о том, что в 1933 г. для СССР был построен только один пароход - "Лена", переименованный перед выходом в свое единственное плавание в "Челюскин". Регистрационные книги английского "Ллойда" позволяют установить наличие только этого корабля.

В подтверждение реальности девочки, родившейся на корабле у участников экспедиции Васильевых, мы приводим фотографию Карины Васильевой в наше время. Фотография предоставлена сайтом www.cheluskin.ru. Для нее, прожившей всю жизнь со своими родителями, была особенно очевидна надуманность выдвинутой Белимовым версии, в которой и родители, и её жизнь были совсем другими.

К активному участию в поиске удалось привлечь коротковолновиков. По версии Белимова, большая группа классных радиолюбителей - коротковолновиков была на "Пижме" и им была отведена существенная роль. Начало 30х годов было временем широкого увлечения коротковолновой связью. Многие сотни и тысячи радиолюбителей в СССР и за рубежом получали личные позывные и выходили в эфир. Почетным было установить много связей, проводились соревнования среди коротковолновиков. Доказательством того, что установлена двухсторонняя связь, было наличие в принятой информации позывного, принадлежащего пославшему сигнал. Ссылки на наличие сигналов бедствия от коротковолновиков, не принадлежавших "Челюскину", были приведены журналистами от третьих лиц уже после публикации версии "Пижмы". Каждый из них включал подробности, в точности повторяющие текст Белимова. Известный коротковолновик Георгий Члиянц (позывной UY5XE), автор недавно вышедшей книги "Листая старый <<USSR CALLBOOK>> (1925-1941)", Львов; 2005, 152 c., провел поиск коротковолновика по фамилии Закс, приведенной в так называемой "израильской" версии в качестве главного героя версии. Личного позывного на эту фамилию зарегистрировано не было. Это имя не встречается среди участников соревнований коротковолновиков в1930-33 гг., такая фамилия не известна в среде коротковолновиков.

По совету одной из участниц поиска Екатерины Коломиец, предполагавшей, что у неё на "Пижме" был родственник-церковнослужитель, мы связались в США с представителями Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ). Нам не удалось получить дополнительной информации. Аналогичный запрос был сделан нашей корреспонденткой к Московскому патриархату - тоже с нулевым результатом.

Участие Е. Коломиец и предоставленная ею информация служат очень характерным примером попыток восстановить истину по воспоминаниям. В первом письме она написала: "В моей семье из поколения в поколение передавалась история о прадеде, который был на "Пижме" среди политзаключенных в момент крушения корабля, он был православный священник, жил в Москве и, по его словам, имел высокий сан. В 1933 г. он был репрессирован вместе с семьей". Наличие такой конкретной информация позволяло надеяться, что она поможет нам выяснить истину. Однако в дальнейшем оказалось, что предание противоречит фактам. Через некоторое время в ответ на наши вопросы женщина написала: "Я узнала такой факт, что двоюродный прадед был знаком с Кренкелем Э.Т. Тот часто приезжал к ним в Кимры. А сам Николай Георгиевич (сын прадеда), ему сейчас 76 лет, все время работал в мореходке по протеже Папанина". На смену легенде пришла жизненная правда, в которой не оказалось места ни "Челюскину", ни "Пижме". Конкретно, она сама признала, что эти данные не имеют отношения к "Челюскину" и "Пижме". Это проблемы еще одной семьи, затянутой в водоворот сталинских репрессий.

В современных условиях большей открытости была сделана попытка проверить, не было ли в семьях участников экспедиции предположений о наличии в зоне дрейфа "Челюскина" какого-либо корабля или баржи с заключенными. В семьях О.Ю Шмидта и Э.Т. Кренкеля однозначно ответили, что никогда такой версии не возникало. Кроме ледяных торосов вокруг корабля, ни в последний период плавания, ни при дрейфе лагеря ничего и никого не было - ледовая пустыня.

Вновь вспомним древний афоризм Конфуция, что трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно когда ее там нет. Мы проделали эту тяжелую работу и ответственно свидетельствуем: ее там не было! Не было корабля с заключенными в составе экспедиции "Челюскина". Специально спроектированный усиленный для плавания во льдах грузопассажирский корабль "Челюскин" под руководством сильных и смелых людей попытался решить задачу прокладки Северного морского пути для кораблей не ледокольного типа. Задача была в полушаге от решения. Но не поддалась. Риск такой проходки без сопровождения ледоколами оказался столь серьезным, что новых попыток больше не делалось.

В заключение хочу выразить глубокую благодарность за отзывчивость и участие, желание помочь руководителю музея фирмы B&W, Copenhagen Христиану Мортенсену, сотруднице информационного отдела Lloyd's Register Анне Ковн, издателю и путешественнику Сергею Мельникофф, директору Русского подводного музея Алексею Михайлову, Т.Э. Кренкелю - сыну радиста Э.Т. Кренкеля, В.О. Шмидту - сыну руководителя экспедиции О.Ю. Шмидта, коротковолновику Георгию Члиянцу, Екатерине Коломиец, а также многим другим корреспондентам, принявшим участие в обсуждении и откликнувшимся на не простые вопросы российской истории.

Л.И. Фрейдгейм