Судьба гигантов Арктики

В 1607 году Генри Гудзон в поисках прохода в Китай вокруг Азии направил свое судно в неведомые моря Арктики. Описав часть островов архипелага Шпицберген, открыв остров Ян-Майен, отважный мореход в Китай, как вы догадываетесь, к сожалению, не попал. Тем не менее, вернувшись на родину, он ошеломил деловые круги столиц Северо-Западной Европы сообщением о громадных китах, которыми буквально переполнены воды арктических морей. Английские и голландские "разведчики" подтвердили эти данные, и с 1612 года в студеных водах Гренландского моря разразилась новая кровавая бойня. Уже к 1763 году в этом районе крупных китов практически не осталось, и промысел сместился в более дальние края. Голландские китобои, обогнув мыс Фарвель, вошли в пролив Дейвиса и обнаружили нетронутую популяцию гренландских китов. Им и их конкурентам - англичанам, шотландцам, американцам ее хватило еще на сто лет... К 1810 году в проливе Дейвиса киты стали большой редкостью , в 1830 году они исчезли из вод Гренландского моря, а к 1850 году гиганты атлантического региона были практически уничтожены и в южной части моря Баффина, у берегов канадского Арктического архипелага, где их обнаружили лишь в 1823 году. Наконец, к 1895 году был опустошен и Гудзонов залив, о котором китобои на некоторое время забыли.


В 1847 году, случайно оказавшись в Охотском море, один американский китобоец обнаружил "целое скопище" морских гигантов, оказавшееся частью популяции гренландских китов, обитавшей в северных водах Тихого океана, в море Бофорта и Чукотском море Северного Ледовитого океана... Своего шанса янки не упустили. Усердию, с которым уничтожались исполины (от мала до велика), могли бы позавидовать и видавшие виды голландские китобои. Охота велась в основном ради китовых "усов", а не ворвани, так как последняя к тому времени сильно упала в цене, сбиваемой нефтью, а кнуты, зонтики, шляпы, трости, удочки, зубочистки и множество других безделушек из китового уса у практичных американцев стоили очень дорого. В результате гренландские киты Тихого и Северного Ледовитого океанов "протянули" всего пятьдесят лет. К 1910 году их племя в Беринговом и Чукотском морях было почти полностью истреблено и потеряло свое промысловое значение.


Таким образом, к началу ХХ века гренландские киты в Мировом океане, по официальным данным, "приказали долго жить". Однако в период с 1917 по 1976 год поступала информация о редких встречах с ними в арктических водах Канады и Западной Гренландии, а в 1969 году авиаразведка из Магадана обнаружила около 400 морских исполинов в Охотском море. Ученые полагают, что сегодня во всем мире осталось 5 - 9 тысяч этих животных, в том числе в Охотском море - около 250 особей.

КИТОУБОЙНЫЕ ФЛОТИЛИИ

Несчастными действующими лицами описанной истории истребления китов оказались в первую очередь животные четырех видов, отнесенные еще басками в XVI веке к категории китов "лучшего сорта": черный гладкий кит (сарда), серый кит (отта сотта), кашалот (трумпа) и гренландский кит (арвек). Причина такой избирательности убийц по отношению к своим жертвам была очень проста: эти виды китов не тонули после смерти и, следовательно, легко доставлялись к местам переработки.


Покончив с гигантами "лучшего сорта", ненасытные промысловики обратили свои взоры на китов-полосатиков (синий, финвал, сейвал), которых не затронула предыдущая многовековая бойня по причине их "второсортности". Из-за недостатка жира этих животных трудно или невозможно было подобрать в море, так как после гибели они сразу тонули. И почти до конца XIX века мародеры океана вынуждены были, алчно облизываясь, сожалеть об отсутствии "технической базы" для осуществления своих преступных замыслов.


Начало новой бойни положено в 1860 году, когда норвежский охотник на тюленей и китов Свенд Фойн после десяти лет упорного труда изобрел новый способ убийства и подъема мертвых китов из морских глубин на поверхность, действующий по сей день.


Первой частью изобретения стали гарпунная пушка весом в тонну, гарпун с гранатой на конце, взрывающейся внутри кита, и стальные лапы в стволе гарпуна, которые раскрывались после взрыва и застревали в теле жертвы. Вторая часть изобретения "гения зла" представляла собой небольшое быстроходное судно "китоубиец" с высоко поднятым и хорошо укрепленным носом, на котором устанавливалась гарпунная пушка. Позже эти суда стали называть более гуманно - "китобойцами". С помощью мощной лебедки и блока-амортизатора оно было способно "водить" загарпуненного кита и поднимать на поверхность стотонного мертвого исполина даже с трехкилометровой глубины. Третьей составляющей процесса добычи "второсортных" китов была металлическая пика-трубка, которую вставляли в легкие кита после подъема его лебедкой на поверхность. Через нее в легкие и брюхо кита накачивали пар или сжатый воздух до тех пор, пока туша не приобретала достаточную плавучесть для буксировки на разделочный завод. 


Изобретение Фойна стали применять с 1880 года, и уже к концу XIX века побережье Норвегии было усеяно базами по переработке китов. К 1908 году, используя новый способ уничтожения, норвежцы успешно очистили от полосатиков обе стороны северной Атлантики и направили свои китобойные флотилии через экватор в воды южной части этого океана, а также в Тихий и Индийский океаны. Здесь они не менее благополучно "подобрали" все, что осталось от недобитых предшественниками гладких китов, горбачей, серых китов, и , обнаружив за оконечностью Южной Америки новые несметные стада своих потенциальных жертв, приступили к их уничтожению.


Под новый, 1903 год в Магеллановом проливе норвежский китобой А. Андерсен убил с буксирного судна, на котором была установлена гарпунная пушка, первого кита-горбача. Вскоре на острове Южная Георгия открылась первая аргентинская береговая база по переработке китов во главе с опять же норвежцем К. Ларсеном. 22 декабря 1904 года база приняла первого кита, который также оказался горбачом. За следующие 10 лет здесь было добыто 30 тысяч китов, из них 20 тысяч принадлежали к этому ценному виду. В результате еще через 5 лет количество добываемых за сезон горбачей уменьшилось до нескольких десятков.