Серые киты

ЧИСЛЕННОСТЬ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СЕРЫХ КИТОВ

(ESCHRSCHTSUS EOBUSTUSI) У СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ САХАЛИНА

С.А. Блохин; Ю.В. Иващенко, А. М. Бурдин
(ТИНРО-цеитр, г. Владивосток;
Камчатский институт экологии и природопользования (КИЭП), г. Петропавловск-Камчатскиий)

В морях Дальнего Востока серые киты корейско-охотской, или западно-тихоокеанской, популяции встречаются лишь на некоторых участках их прежнего летнего ареала: у юго-восточного побережья Камчатки, в водах Курильских островов, а также у северного побережья Приморья. Наибольшее их количество ежегодно наблюдается в летне-осенний период на ограниченной акватории шельфа северо-восточного Сахалина (Blokhin et al" 1985; Берзин, Блохин, 1986; Владимиров, 1994).


Учетных данных о первоначальной численности серых китов корейско-охотской популяции нет, а исследования последних лет позволяют говорить о том, что современная численность животных, нагуливающихся у берегов северо-восточного Сахалина, не превышает 100 голов (Блохин, 1996; Weller et al., 1999; Блохин, Бурдин, в печати).


В последние годы повышенное внимание к серым китам Охотского моря проявляется в связи с началом освоения нефтяных месторождений на шельфе восточного Сахалина, так как район летнего обитания животных находится в непосредственной близости от места расположения буровой платформы. Кроме этого, многие стороны жизни серых китов данной популяции остаются неизвестными, что определяет интерес к ним со стороны как российских, так и зарубежных специалистов — маммологов. Систематические аэроучеты животных на местах их нагула начали осуществляться специалистами ТИНРО с 1983 г. (Blokhin et al., 1985; Владимиров, 1994), а с 1995 г. за ними стали вести наблюдения с побережья северо-восточного Сахалина (Блохин, 1996; Brownell et al., 1997; Weller et al., 1999; Блохин, Бурдин, в печати). Конечной целью этих исследований ставится оценка современного состояния корейско-охотской популяции серых китов и определение влияния на нее последствий современной деятельности человека на шельфе Сахалина.


В 1999 г. исследование серых китов осуществлялось в период с 20 мая по 13 ноября в районе зал. Пильтун, являющемся местом наибольшей концентрации животных у северо-восточного побережья Сахалина (Владимиров, 1994; Блохин, 1996; Блохин, Бурдин, в печати). Наблюдение за китами велось с маяка (высота 35 м), расположенного на расстоянии 1,2 км от берега моря. Для удобства регистрации животных вся осматриваемая акватория протяженностью 20 км разделена нами на квадраты площадью 1 км2 (рис. 1). Наблюдениями охвачено около 20 % основного нагульного ареала серых китов у побережья Сахалина. Получаемые данные (число китов, их местоположение и направление движения), а также сведения о погодных условиях и состоянии моря заносились в специальные карточки (Блохин, 1998), Наблюдение за морем велось с использованием бинокля (7х50) в дни, когда метеорологическая обстановка позволяла обнаруживать китов на расстоянии не менее четырех километров от берега. Исходя из опыта судовых исследований (Блохин, 1988; Никоноров, 1995), мы приняли, что при полной видимости и волнении моря 0–1 балла фонтан серого кита виден на его удалении от маяка до 10 км. Одно непрерывное наблюдение за морем длилось не менее 60 мин (в зависимости от погоды), и этого времени было достаточно для регистрации всех животных, находящихся на обследуемой акватории. При хорошей видимости в течение одного дня осуществлялось не менее трех наблюдений за морем (утром, днем и вечером).


Для определения местоположения китов нами использовались азимуты (от маяка) естественных ориентиров на берегу (вышки, толстые бревна, бугры, столбы и т.д.), нанесенные в карточки наблюдений. Такой способ ориентации позволяет относительно точно отмечать положение китов в том или ином квадрате осматриваемой акватории. Расстояние от берега до кита оценивалось исходя из опыта, полученного при определении координат встреч животных (GPS) во время их исследования с лодки непосредственно в море. Поскольку погодные условия не всегда были благоприятными для учета в отдаленных участках, из всей осматриваемой акватории был выделен более узкий район протяженностью 10 км, ограниченный 6-15-м секторами. При характеристике распределения и численности китов использовались данные тех дней наблюдений, когда видимость в пределах границ того или иного района была полной. Численность китов на осматриваемой акватории не была постоянной, поэтому при описании ее изменения мы использовали только значение максимального их числа, подсчитанного за каждый день наблюдений, среднего максимального числа за декаду и среднего максимального числа за месяц.


Большая часть полученного нами материала требует детальной обработки и сравнительного анализа и поэтому не приводится в настоящей работе.


Весной 1999 г. у северо-восточного побережья Сахалина сложилась необычно тяжелая ледовая обстановка. В третьей декаде мая 7–9-балльный лед закрывал всю акваторию наблюдения (в предыдущие годы прибрежные воды северо-восточного Сахалина освобождались от льда в первой половине мая), но ледовая обстановка часто менялась и зависела от направления и силы ветра, В июне лед стал более разреженный (4-7 баллов) и в районе выхода из зал. Пильтун часто образовывалась полынья различной величины. Поля мелкобитого льда различной плотности держались здесь до 19 июня.


Наблюдение за морем в мае и в первые дни июня не дало результатов. И только 10 июня севернее маяка (8-й сектор) на чистой воде, окруженной с юга и востока 3–4-балльным льдом, было обнаружено два крупных серых кита, быстро плывущих в южном направлении. В дальнейшем в районе зал. Пильтун киты стали отмечаться почти ежедневно. Несмотря на то что численность их здесь существенно колебалась, в целом происходило постепенное увеличение числа животных, приходящих в район обследования (рис. 2). Максимальное количество их здесь (1--20-й секторы, см. рис. 1) было отмечено в третьей декаде июля (31) и второй декаде августа (34). В дальнейшем число животных в районе зал. Пильтун стало снижаться и своего минимума оно достигло в ноябре. В последний день нашего наблюдения (12 ноября) в районе обследования было зарегистрировано четыре кита, которые быстро передвигались в южном направлении. Впервые такой характер движения у некоторых китов был отмечен 10 ноября. 


Численность китов в районе зал. Пильтун могла меняться и в течение одного дня, но имеющиеся у нас данные (табл. 1) не позволяют пока говорить о связи колебания числа животных с приливами и отливами, а также со временем суток.


Пространственное распределение серых китов на осматриваемой акватории хотя и было неравномерным, но в целом, в период с июля по сентябрь, не отмечено существенного предпочтения животными того или иного ее участка (рис. 4). И только в июне и ноябре киты несколько чаще отмечались в северных от маяка секторах, а в октябре — в центральных .


Серый кит является бентофагом и поэтому держится вблизи побережья, на небольших глубинах. В районе зал. Пильтун животные распределялись от нескольких сотен метров до 4 км от берега, а наибольшее их число находилось на удалении от 1 до 2 км (.рис. 5). Киты чаще (69 %) держались поодиночке, что было характерным для всего времени.


Судя по поведению (выставление хвостовых лопастей над водой при заныривании), большинство китов в районе зал. Пильтун постоянно кормится. При этом животные заныривают на 2– мин и медленно передвигаются в ту или иную сторону, сохраняя общее направление движения. Какой-либо четкой закономерности в их перемещениях вдоль берега нами не обнаружено. Так, за весь период наблюдений в 56,6 % случаев киты при питании смещались на север, а в 43,4 % — на юг. Поведение китов, находящихся в пределах нескольких сотен метров от берега, отличалось от поведения животных, держащихся на больших глубинах. В большинстве случаев они быстро передвигались вдоль берега в южном или северном направлении или, оставаясь определенное время на одном месте, кувыркались, выставляя голову и грудные плавники над поверхностью воды. Такой характер поведения животных свидетельствует о том, что в непосредственной близости от берега они не кормятся.


Наблюдения с берега не дают возможности относительно точно определять размеры китов, но все же можно было заметить, что среди животных присутствовали особи различной длины (10–13 м). В июле-августе в непосредственной близости от входа в зал. Пильтун периодически отмечались две самки с сосунками (в 1997 г. таких самок было 2, а в 1998 г. — 7).


Таким образом, проведенные наблюдения показали, что в 1999 г. серые киты присутствовали у северо-восточного побережья Сахалина на протяжении шести месяцев, с июня по ноябрь. Следует отметить тот факт, что обнаружение животных в первые дни их нахождения у зал. Пильтун (июнь) происходило в северных от маяка секторах и при этом они двигались в южном направлении. Аналогичная картина распределения китов отмечалась и в мае 1998 г. На основании этих наблюдений напрашивается предположение, что животные в данный район подходили с севера, что несколько нарушает принятую нами схему их миграции вдоль восточного Сахалина с юга. Однако, по нашему мнению, такое поведение китов в 1999 г. могло определяться ледовой обстановкой в данном районе. Возможно, что северная часть вод шельфа северо-восточного Сахалина раньше освободилась ото льда и киты прошли туда с юга по чистой воде вне нашего поля зрения.


На протяжении всего времени исследования в 1999 г. численность китов в районе зал. Пильтун существенно колебалась, но при этом прослеживалось постепенное увеличение числа животных, приходящих сюда с июня по август. Своего минимума численность китов в районе зал. Пильтун достигла в ноябре . Отмеченное в этом месяце предпочтение животными северного участка обследуемой акватории (1–7-й секторы, рис. 4) может быть объяснено возможным истощением их кормовой базы в других секторах данного района. При этом характер поведения (быстрое передвижение в южном направлении) некоторых животных в этом месяце мог свидетельствовать о начале их активной миграции на места зимовки.


Проведенные в 1999 г. наблюдения являются очередным этапом многолетней программы изучения серых китов корейско-охотской популяции, поэтому не ставится задача уже сейчас делать какие-либо определенные выводы. Происходит накопление материала, анализ которого в дальнейшем позволит более реально оценить современное состояние изучаемой популяции серых китов и воздействие на нее добычи нефти на шельфе восточного Сахалина. В то же время некоторые полученные данные уже сейчас вызывают определенный интерес. И в первую очередь обращает на себя внимание отмеченное уменьшение численности серых китов, приходящих в район зал. Пильтун на протяжении трех лет . Так, в 1997 г. (июнь-октябрь) средний показатель максимальной численности китов в 6-15-м секторах равнялся 14,1, в 1998 г. — 13,2, а в 1999 г. — уже 8,6. Также за эти три года менялись сроки подхода максимального числа китов в район зал. Пильтун: в 1997 г. максимальный подход наблюдался в сентябре, в 1998 г. — в октябре, а в 1999 г. — в августе.


Анализируя имеющиеся у нас данные, мы склонны считать, что сокращение численности китов в 1999 г. в районе зал. Пильтун, по сравнению с двумя предыдущими сезонами, связано с необычно тяжелой ледовой обстановкой весной этого года. Распределение серого кита как бентофага в районе нагула полностью зависит от состояния запасов его кормового бентоса. На шельфе северо-восточного Сахалина серые киты кормятся в основном на глубинах от 10 до 20 м. Как было сказано выше, в 1999 г. море в районе зал. Пильтун почти на месяц позже освободилось ото льда. На спутниковой карте района северо-восточного Сахалина за 7 июня (представленной нам СахНИРО) отчетливо видно, что в этот период у зал. Пильтун держался большой массив льда, тогда как севернее (около 60 км), в районе зал. Одопту, находилась чистая вода. Поэтому можно предположить, что из-за плохой освещенности и более низкой температуры придонной воды в районе нашего наблюдения возникли неблагоприятные условия для развития бентоса и он не смог достигнуть своей максимальной биомассы. При этом в северных районах нагула китов, возможно вследствие лучших гидрологических условий, его запасы могли оказаться несколько большими. Данное обстоятельство, по-видимому, и определило снижение числа животных, посещающих прибрежные воды у зал. Пильтун в 1999 г. Но в связи с тем что данная акватория является наиболее важным районом питания серых китов у северо-восточного побережья Сахалина, приведенные выше суждения могут свидетельствовать о неблагоприятных в целом условиях для их нагула в данном регионе. Подтверждением этому может служить информация, любезно представленная нам американскими учеными (Southwest Fisheries Science Center, NMFS, NOAA, La Jolla), производившими в 1999 г. фотографирование китов в районе зал. Пильтун. Предварительный анализ полученных ими фотографий выявил присутствие на них большого числа животных с признаками дистрофии.


Беря во внимание вышеизложенную информацию, а также тот факт, что активная человеческая деятельность в данном регионе ведется с 1997 г. (год максимальной численности китов, рис. 3), у нас сейчас пока нет оснований объяснять отмеченное уменьшение числа серых китов в районе зал. Пильтун началом разработки нефтяных месторождений на шельфе северо-восточного Сахалина. При этом распределение животных на осматриваемой нами акватории, хотя и не было одинаковым на протяжении трех лет, не имело между собой существенных различий.


Однако, несмотря на приведенные выше объяснения, мы не можем полностью исключать возможность отрицательного воздействия деятельности буровой вышки и судов обеспечения непосредственно на китов и на бентосные сообщества данного района. Но чтобы говорить об этом, нужна дополнительная информация.


Подводя итог проведенным в 1999 г. исследованиям, можно сказать, что первые серые киты в районе зал. Пильтун появились в первой декаде июня, а пик их численности наблюдался в августе. В первой декаде ноября большая часть китов покинула данную акваторию. Небольшое число животных еще оставалось здесь вплоть до 12 ноября, а характер их поведения свидетельствовал об активном уходе китов из мест нагула.


Отмеченное сокращение числа серых китов, нагуливающихся в 1999 г. в районе зал. Пильтун, по сравнению с предыдущими двумя годами, пока не связывается нами с началом добычи нефти на шельфе северо-восточного Сахалина. В то же время активная деятельность человека в данном регионе ставит под угрозу существование корейско-охотской популяции серых китов. Поэтому для выработки рекомендаций по снижению отрицательного антропогенного воздействия на них необходимо не только продолжение, но и усиление мониторинговых исследований животных данной популяции.

ЛИТЕРАТУРА

Берзин А.А., Блохин С.А. Серый кит в Охотском море // Природа. — 1986. — № 12. — С. 86-87.
Блохин С.А. Результаты рейса НПС «Тунгус» по учету китообразных в прибрежных водах дальневосточных морей в июне-октябре 1986 г. // Науч.-ис— след. работы по морским млекопитающим северной части Тихого океана в 1986— 1987 гг. — М., 1988. — С. 24-37.
Блохин С.А. Распределение, численность и поведение серых китов (Eschrichtius robustus) американской и азиатской популяций в районах их летнего распределения у берегов Дальнего Востока // Изв. ТИНРО. — 1996. — Т. 121. — С. 36-53.
Блохин С.А. Результаты исследования серых китов северной части Тихого океана в 1998 году. Отчет о НИР (промежуточ.) / ТИНРО. № ГР 01880073029;
Инв. № 22892, — Владивосток, 1998. — 38 с.
Блохии С.А., Бурдин A.M. Распределение, численность и некоторые черты поведения серых китов (Eschrichtius robustus) корейского стада у северо-восточного побережья Сахалина // Биол. моря (в печати).
Владимиров В.Л. Современное распределение и численность китов в дальневосточных морях // Биол. моря. — 1994. — Т. 20, № 1. — С. 3-13.
Никоноров Н.В. Мистерия о китах. — М.: ВНИРО, 1995. — 38 с.
Brownell R.L. BIolkhin SA, Burdin AM., and Minalrochi H, Okhotsk-Korean Gray Whale Population: past exploitation, current status and new threats // Abstract of ninth Annual International Symposium of International Marine Biological Research Institute. — Kamogawa, Japan, 1997. — P. 1-2.
Blokhim S.A, Maminov M.K., Kosygin G.M. On the korean-okhotsk population of gray whales // Rep. Int. Whal. Comn. — 1985. — Vol. 35. — P. 375-376.
Weller D.W., Wursig В., Dradford A.L. et al. Gray whales (Eschrichtius robus -tus) off Sakhalin island, Russia: seasonal and annual patterns of occurrence // Marine mammal science. — 1999. — Vol. 15 (4). — P. 1208-1227.