Сталин и восстановление флота

Сталинский постулат об обострении классовой борьбы, а также о том, что молодая “страна Советов” окружена кольцом враждебных империалистических государств, которые в любую минуту могут развязать вооруженную агрессию против СССР, заставил партийное руководство любой ценой, несмотря на голод и разруху, срочно приступить к укреплению вооруженных сил страны. Решения о восстановлении Рабоче-Крестьянского Красного Флота (РККФ) были приняты 8-16 марта 1921 г. Х съездом РКП(б) и 16 октября 1922 г. V съездом комсомола.


Восстановление РККФ началось с ремонта и достройки немногих кораблей, оставшихся от бывшего Российского императорского флота.


К середине 20-х годов в Балтийском флоте в строю, а также в достройке и ремонте на петроградских заводах числилось всего лишь немногим более двух десятков кораблей, в том числе линкоры “Парижская коммуна”, “Марат” и “Октябрьская революция”, крейсера “Профинтерн” и “Аврора”, 12 эскадренных миноносцев типа “Новик” (“Карл Маркс”, “Энгельс”, “Карл Либкнехт”, “Ленин”, “Сталин”, “Яков Свердлов”, “Калинин”, “Войков”, “Володарский”, “Урицкий”, “Куйбышев” “Артем”) и несколько подводных лодок типа “Барс”.


В состав Черноморского флота к концу 20-х годов вступили пять эсминцев типа “Новик” (“Фрунзе”, “Дзержинский”, “Шаумян”, “Железняков”, “Незаможник”) и два крейсера (“Коминтерн”, “Червона Украина”), которые удалось отремонтировать и достроить. В 1929-1930 гг. из состава и без того малочисленного Балтийского флота на Черное море перешли линкор “Парижская коммуна” и крейсер “Профинтерн” (“Светлана”).
В 1932 г. на Черном море после модернизации и достройки вступил в строй крейсер “Красный Кавказ” (“Адмирал Лазарев”). Позднее, также из состава Балтийского флота, на Север были направлены эскадренные миноносцы типа “Новик” - “Карл Либкнехт”, “Куйбышев” и “Урицкий”, - а на Дальний Восток - “Сталин” и “Войков”.


Началу строительства новых кораблей РККФ предшествовала длительная и довольно бесплодная дискуссия сторонников оборонительного (так называемого москитного) флота и приверженцев мощного океанского флота. Поскольку средства на строительство кораблей были весьма ограниченными, верх одержали сторонники прибрежного “москитного” флота и стратегии “малой войны”.


В результате в основу первой советской программы военного кораблестроения, утвержденной Советом Труда и Обороны 26 ноября 1926 г., легла оборонительная военно-морская доктрина, предусматривавшая создание легких сил прибрежного действия.


Эта шестилетняя программа военного кораблестроения, с одной стороны, отражала положения теории оборонительной (так называемой малой войны), но с другой - неадекватно оценивала уровень производственной базы судостроения в стране, что явилось причиной неоднократного ее пересмотра в сторону сокращения. В окончательном виде она была запланирована на 1926/27-1929/30 гг. и предусматривала финансирование в два этапа. В первую очередь предполагалось построить шесть торпедных катеров, восемь сторожевых кораблей и шесть подводных лодок, а также достроить и восстановить несколько старых кораблей. Вторая очередь судостроительной программы по количеству кораблей превышала первую и включала десять сторожевых кораблей, 30 торпедных катеров и шесть подводных лодок. 


Но реализация даже этой небольшой программы была связана с огромными трудностями. За годы революции. Гражданской войны и иностранной интервенции судостроительные заводы и верфи страны были разорены, станочный парк и ценное сырье расхищены, многие квалифицированные рабочие и инженеры умерли от болезней и голода, были расстреляны органами ВЧК или погибли на фронтах Гражданской войны. Заводы “Наваль” и “Руссуд” на юге России, в Николаеве и Севастополе, разграбили немцы, судостроительные предприятия в Прибалтике оказались за пределами страны, казенные заводы - Балтийский и Адмиралтейский - были фактически остановлены и не работали в течение нескольких лет. Еще хуже обстояло дело с предприятиями, ранее поставлявшими котлы, механизмы, трубопроводы, рулевые машины, чугунное и стальное литье, электрические машины и другое оборудование для судов. Производственные связи между ними были нарушены, топливо и сырье отсутствовали.


В результате к 1931-1933 гг. удалось ввести в строй только корабли первой очереди и перевыполнить программу в целом по строительству торпедных катеров - их построили 56 единиц. Корабли же второй очереди перекочевали в программу военного кораблестроения первой пятилетки 1929-1933 гг.


Строительство новых надводных кораблей по этой программе началось с создания торпедных катеров. 17 июня 1929 г. в состав РККФ включили головной торпедный катер серии ГАНТ-5 (“Глиссер Андрея Николаевича Туполева - Пятый”), сокращенно Г-5. В акте приемной комиссии говорилось: “Комиссия ВМС считает, что торпедный катер ГАНТ-5 является лучшим торпедным катером из всех существующих...”. При водоизмещении 14 т Г-5 развивал скорость свыше 55 узлов (около 102 км/ч). Радиус его действия превышал 300 миль (555 км), а на вооружении были две торпеды калибром 450 мм и пулемет ДА-1. После модернизации в 30-х годах Г-5 получил торпеды калибра 533 мм и еще один пулемет. Его экипаж состоял из пяти человек. Боевые возможности торпедных катеров этого типа в полной мере раскрылись в период Великой Отечественной войны.