Российский флот к 1725 году

К концу первой четверти 18 века Россия стала одной из сильнейших морских держав. Тринадцатого января 1720 года Петром 1 был издан первый морской устав:" Море. Но тогда, чего ради тому не исполниться, и нас сие бремя, воля вышнего Правителя возложить изволила: оное оставляем непостижимым судьбам его. И понеже сие дело необходимо нужное есть государству, того ради сей Воинский Морской устав учинили, дабы всякой знал свою должность и неведеньем никто не отговаривался."

Издание в России в 1720 году Морского Устава как бы подвело определенный итог морской истории страны: в самые сжатые сроки на Балтике был создан сильный военно-морской флот. Петр использовал все лучшее, что было в западном кораблестроении. Но он прежде всего учитывал особенности русского театра войны и мореплавания у берегов Отечества. От европейских флотов флот Петра отличался прежде всего тем, что вначале он состоял в основном из гребных судов, различных по размерам и вооружению. Петр исходил из того, что такие суда просты в постройке, относительно легко управляемы, хорошо используются для поддержки сухопутной армии. Только после победы под Полтавой в России началось интенсивное строительство линкоров. Только они могли обеспечить России господство в Балтийском море.

К 1725 году русский флот на Балтике был одним из сильнейших флотов. Он имел 48 линкоров и фрегатов, 787 галер и других судов. Общая численность команд достигла 28000 человек. С 1716 года на флоте появились гардемарины - выпускники открытой в 1700 году "Школы математических и навигационных наук". Впервые за всю историю страны многие "незаметные государству мужи" получили возможность выдвинуться на видные посты. Это такие люди как А. Д. Меньшиков, Ф. Я. Лефорт -адмирал, близкий друг царя, А. С. Шеин -первый генералиссимус, Ф. М. Головин - адмирал, М. М. Голицын - адмирал. Все они добились почета не только из-за происхождения - этих людей возвысил их ум.

В 1719 году простой крестьянин Ефим Никонов изобрел первую деревянную подводную лодку - "потаенное судно". Правительство заинтересовалось этой идеей, и после успешных испытаний лодки в 1722 году изобретателю было пожаловано поместье с несколькими десятками крестьян.