Военное реагирование

ВМФ России примет на вооружение новые палубные истребители уже после 2016 года

Новые палубные истребители России заменят военно-морской истребитель Су-33, который сейчас находится на вооружении российского военно-морского флота после 2016, сообщил представитель военного ведомства.

Су-33 - палубный многоцелевой истребитель, который может выполнить всевозможные задания по превосходству в воздухе, поддерже флота, авиационной поддержки и разведывательные задачи. Самолеты стали на вооружение ВМФ России в 1995 и в настоящее время дислоцируются на борту авианосца "Адмирал Кузнецов".

"Российский военно-морской флот примет на вооружение новый палубный самолет после 2016," сообщил заместитель командующего морской авиацией ВМФ России генерал-майор Николай Куклев.

"В настоящее время, мы рассматриваем модернизацию и продление срока службы Су-33. Он несомненно останется на вооружении до 2015,"сообщил генерал.

Он сообщил, что ВМФ будет проводить тендер относительно нового палубного истребителя после 2010, в котором примут участие истребители Су-27KUB и Миг-29K.

"Оба самолета имеют свои преимущества и недостатки. Например, Су-27KUB тяжелее, но у него больше дальность полета. Миг-29K легче, но дальность ведения боя меньше," сказал Куклев, добавив, что должна быть выбрана "золотая середина".

В настоящее время у Россия только один действующий авианосец "Адмирал Кузнецов", который был списан в начале 90-х и недавно после длительного ремонта вернулся "в строй".

Корабль, также известный как авианосец Проект 1143.5, в настоящее время дислоцирован на Северном флоте Росии и недавно принимал участие в двухмесячном курсировании в Средиземноморном море как часть планов России по возобновлению ее непрерывного присутствия в различных регионах мировых вод.

"Мы рассматриваем продление срока службы авианосца. Он прослужит до 2020 и может быть даже до 2025," сказал Куклев.

Генерал также подтвердил принятие решение по строительству новых авианосцев для ВМФ России.

Командующий ВМФ России, Адмирал Владимир Высоцкий, сообщил в июле, что коммандование приняло решение образовать в будущем 5-6 оперативных военно-морского флота решила сформироваться в будущих 5-6 групп быстрого реагирования в составе авианосцев, которые будут в составе с Северного и Тихоокеанского флотов.

Необходимость военного реагирования

Принимая во внимание то, что потребность в военном реагировании более вероятна вне пределов границ стран НАТО, военно-морские силы востока скорее всего найдут применение в составе многонациональных сил Западноевропейского союза и ООН. Западноевропейский союз - это структура, в рамках которой должна быть разработана общая оборонная политика будущего расширенного Европейского союза. Он начал решать свои задачи в военно-морской области с согласования действий стран - членов союза в период ирано-иракской войны и впоследствии сыграл роль координатора этапов военно-морских действий во время операций «Буря в пустыне» и «Щит пустыни (1990-1991 годы).

В ходе дальнейшей интеграции ожидается создание подобных НАТО военнополитических органов, которые могут появиться в скором времени, возможно, под воздействием какого-либо кризиса. Тот факт, что США были неспособны вести войну в заливе без международного одобрения и финансовой поддержки других стран, является ключевой проблемой в будущем. Это относится к разнообразным многосторонним силам, навязывающих волю международного сообщества тем, кто не приемлет международных норм поведения. Морские операции будущего были продемонстрированы авианосной группировкой ВМС США а заключительные дни операции «Буря в пустыне» когда четыре американских авианосца в заливе и соединение транспортов снабжения прикрывались семью американскими, двумя канадскими, двумя итальянскими, двумя австралийскими, французским, голландским и аргентинским кораблями. Выдвинутые противоминные силы и корабли артиллерийской поддержки были англо-американские, а блокада осуществлялась силами, действия которых координировались Западноевропейским союзом.

В международном плане операции будущего должны представлять военно-морские силы не столь угрожающими в глазах тех государств, которые соблюдают международные нормы поведения. Российские военные моряки не должны видеть в военно-морских силах Запада какую-либо угрозу для себя. Мир надеется, что Российский ВМФ будет играть значительную роль в обеспечении международного правопорядка. Это - реальная ответственность, соответствующая государству такой величины и силы, как Российская Федерация. Так как Российский флот сокращается, его новая структура сил должна отражать эволюцию в структурах сил двух других крупнейших мировых военно-морских флотов. По мере того как эти флоты снижают мощь своих сил, ориентированных в прошлом преимущественно против бывшего СССР, силы, традиционно наращивавшиеся прежним советским ВМФ в качестве основных средств защиты - подводные лодки и авиация наземного базирования - должны бы уступить место демонстративным силам, имеющим в основе надводные авианесущие корабли и морскую пехоту с необходимым десантным флотом (последние должны быть ограничены настолько, чтобы причинять минимум беспокойств соседям России).

В результате анализа тенденций развития теории Военно-Морского Флота можно сделать вывод, что их практическая реализация может привести к значительному реформированию теории, предусматривающему, во-первых, существенное расширение предметной области теории ВМФ с включением в нее проблем и закономерностей применения флотов для обеспечения глобальной стабильности. Разрабатываемые в связи с этим новые направления исследований предполагают изучение механизма сдерживания потенциального противника от агрессии, обоснование целесообразных форм и способов применения ВМФ и других видов ВС в органическом сочетании с другими возможными средствами (политическими, дипломатическими, экономическими и др.) для достижения поставленной цели. Во-вторых, углубление и расширение исследований, направленных на познание закономерностей борьбы на море с применением современного оружия и технических средств.

Их конечная цель состоит в сокращении образовавшегося разрыва между военной теорией и практикой, восстановлении прогностической функции военно-морского искусства и в целом теории ВМФ путем создании более эффективного инструментария исследования анализируемых процессов вооруженной борьбы (понятийного аппарат критериев эффективности, методов, моделей, методик моделирования и необходимых для этого технических средств). В-третьих, комплексирование исследований, выполняемых в соответствии с различными аспектами строительства, подготовки и применения ВМФ в мирное и военное время, ориентирование их на разработку в целом методологии преобразования военно-морского Флота в ходе осуществляемой военной реформы. Прежняя идея о защите Родины сейчас стала таким же анахронизмом, как «холодная войны» - угрозы для Родины больше не существует. Наступило время для ренессанса в российской военно-морской мысли, отражающего изменения в идеях представителей тех основных флотов Запада, которые ожидают расширения партнерства со своими российскими коллегами в поддержании международного мира и безопасности.

В 1977 году в СССР, практически одновременно с США, начались работы по формированию облика атомных подводных лодок 4-го поколения. Планы строительства новых кораблей были заложены в очередную программу военного кораблестроения, принятую в 1985 году. Первоначально предполагалось создание нескольких типов нестратегических АПЛ (противолодочная, многоцелевая, “противоавианосная” и т. п.). Однако в дальнейшем было решено ограничиться постройкой единой многоцелевой АПЛ, способной решать максимально широкий круг боевых задач.