Ядерное сдерживание

Подводные силы системы «Трайдент» (которые не будут столь мощными, как это планировалось изначально) составят главный компонент сил второго удара в сокращенной триаде стратегических сил. Они будут нести половину имеющихся у США боеголовок, расходуя при этом лишь четверть средств, выделяемых на стратегические силы. Широкий диапазон возможного применения системы «Трайдент» частично компенсирует некоторые негативные последствия решения о снятии всех других ядерных боеголовок с кораблей ВМС США. Давно назревшая взаимная ликвидация ядерных вооружений субстратегического характера на флотах играет большую роль в устранении дестабилизирующих факторов при передовом базировании морских сил по всему миру. Без ядерного оружия авианосцы и оснащенные крылатыми ракетами надводные корабли не смогут угрожать основным державам нанесением внезапных решающих ударов. Это позволит России чувствовать себя в гораздо большей безопасности.

Передовое присутствие обеспечивается флотами и приданными им силами морской пехоты, размещенными в жизненно важных для США регионах, в частности, в Средиземноморье, Индийском и западной части Тихого океана. Как отмечается в журнале «Просидингс», в периоды меньшей доступности заморских баз для американских сухопутных и военно-воздушных сил присутствие боеспособных морских сил вблизи районов потенциальных кризисов остается ключевым элементом национальной безопасности.

В случае неизбежности реагирования при реальном кризисе военно-морские силы явятся единственными, кто будет способен прибыть в район событий в боеготовом состоянии, так как они сами перевозят все необходимые им материальные средства. Таким образом, ВМС незаменимы для быстрых ответных действий, как это показал опыт реагирования на иракское вторжение в Кувейт. В США понимают, что кризисы могут возникать в различных районах мира, поэтому Соединенные Штаты планируют одновременно действовать более чем в одном кризисном районе. Это может с большей степенью вероятности потребовать использования резервов первой очереди и поддержания части сил в 30 дневной готовности для разрешения региональных конфликтов. Тем не менее, ни регулярные силы, ни резерв первой очереди по своим размерам не будут достаточны чтобы противостоять глобальной угрозе, исходящей от крупных держав. Если подобная угроза возникнет вновь, полагают, что в распоряжении будет как минимум два года для воссоздания более крупных сил, переориентированных на новые задачи.

В настоящее время ВМС США перенацеливаются из районов ТВД, которым они уделяли особое внимание, когда советский ВМФ считался главным противником, в районы, где основную роль играют страны третьего мира. США пока стремятся сохранить свое превосходство в прежних приоритетных областях - противолодочной обороне в открытом океане, ведении боевых действий во внешнем воздушном пространстве и поддержании потенциальной угрозы для атомных подводных флотов других государств. Однако реальными приоритетами в настоящее время обладают силы, обеспечивающие применение обычных средств, операции по десантированию и эвакуации. Противолодочная оборона (ПЛО) в настоящее время ориентируется большей частью на непосредственную защиту оперативных соединений и морских коммуникаций от малошумных дизельных подводных лодок.

Это оказывает влияние на структуру сил. Ударные подводные силы сокращаются в количественном и качественном отношениях. Атомные ПЛ типа «Си Вулф», предназначавшиеся в основном для прорыва в «бастионы» ПЛАРБ советского ВМФ, больше не будут строиться. Атомные субмарины (не более 80 единиц) будут в большей степени, чем раньше, заниматься разведкой, нанесением ударов по наземным объектам и поддержкой действий тактических групп.

Ядерное сдерживание необходимо для защиты от ядерного нападения как самих США так и американских сил передового базирования. Передовое присутствие обеспечивает сдерживание потенциального агрессора обычными средствами и быстрое реагирование на кризисные ситуации, если таковые будут иметь место.

Американские силы, базирующиеся как на территории США, так и за океаном, по численности и организации должны быть в большей степени приспособлены к реагированию на непредвиденные локальные кризисы чем на противодействие глобальной военной угрозе, поскольку ее больше нет. Воссоздание сил может потребоваться лишь в случае возникновения в будущем новой глобальной угрозы. Для осуществления этого в соответствующих временных рамках необходима определенная подготовка.